Знатная семья Наслединки

Статья: «Знатная семья Наслединки». МАРСАКОВЫ.

В любой местности жители гордятся своими именитыми земляками. Наша земля дала миру многих замечательных людей. Среди них есть учёные, военные, поэты, писатели, художники, музыканты и люди других профессий.

В Наслединке, одними из представителей дореволюционной местной интеллигенции стоит отметить семью Марсаковых.

Семья Марсаковых, проживавшая в XIX - XX в. в станице Наследницкой, заслуживает особого внимания и уважения.

Марсаков Пётр Калистратович был женат на Татьяне Максимовне Челяевой,  имел двух сыновей Георгия и Евгения. Пётр Калистратович сельский маляр ремонтировал церкви, это ремесло он перенял от тестя – Челяева Максима Ивановича, умершего в начале прошлого века и удостоившегося захоронения на территории церкви (сохранилась часть мраморного памятника)

Обратимся к похозяйственной книге посёлка XIX – начало XX века.(стр.579).

–Мещанин Марсаков Пётр Калистратович 1858 г.р. – грамотный, вероисповедания – православного. Жена - Татьяна Максимовна 1858 г.р; Сын Георгий 1887 г.р. православный, грамотный.(по другим источникам год его рождения -1886); Сын Евгений 1890 г.р. православный, грамотный; Жена Евгения – Мария Петровна-1897 г.р.; Домоводство: дом о 6 комнатах.

На сегодняшний день, бывший дом Марсаковых, в посёлке Наследницком, расположенном по адресу ул.Больничная №5, мало чем отличается от других домов. Здесь проживает семья Новгородова А. П.

В начале XX века, в доме жил Петр Калистратович Марсаков со своей семьёй.

Как писал Карл Львович Гальперн в своей книге «Идеи и дела инженера Марсакова в хлебной и другой промышленности» изданной в 1934году:

«Это была странная изба. Забор вокруг нее был нежно-голубой. Ее стены были отделаны под мрамор. Полы добросовестно крашены восемь раз под паркет. И не было в избе вещи, которая не испытала бы на себе облагораживающего влияния флейца из барсучьего волоса».

Автор книги пишет: «1890 - 1919 годы - темный сарай. Липким слоем осели на стенах копоть и грязь. В глубине пылает горн. Тяжело дышит старый мех. Два молота, трое клещей валяются на земле. Такова была кузница Марсаковых в станице Наслединской.

     Надела земли иногородние Марсаковы не имели. Единственное дело, которое можно было найти по округу, - это ремонт церквей, кабаков, домов купцов и киргизских баев. Петр Марсаков изучил все специальности, необходимые для этого. Он делал малярные, кровельные, штукатурные, печные, плотничьи и кузнечно-слесарные работы. Кроме того он строил ветряные мельницы. И когда приходила нужда, играл на скрипке на деревенских свадьбах, вечеринках».

В 1908 году в станице Наследницкой было открыто Алексеевское училище, дети  приезжали учиться из Кваркенской , Неплюевской, Полтавской станиц и Казахстана. Интерната при училище не было, и учащиеся проживали у жителей станицы в порядке нахлебничества. Так в доме у Марсаковых жило много ребят.

Марсаков Пётр Калистратовичбыл первым садоводом в Наслединке, (у казаков не было даже декоративных палисадников). А у кого и был палисадник, как правило, выращивали вишню, акацию, сирень. У Марсаковых же росли яблони (2 дерева ранеток дожили до наших дней), крыжовник, золотистая смородина. Дом расположен на горе, воду для сада Марсаковы возили на лошади с реки Скуба.

Пётр Калистратович отличался физической силой и выносливостью, иногда это демонстрировал. На Рождество и Пасху устраивал в посёлке игры, а в половодье - соревнования. Когда разливалась река Бирсуат и затопляла улицы посёлка, проплывшему расстояние от  одного перекрестка до другого - давал чирку (10 литров) водки, за два перекрёстка - две чирки. Сам же мог проплыть 3 перекрёстка.

Пётр Марсаков выстроил на деньги одного купца из Троицка ветряную мельницу, большую по размерам и лучше оборудованную, чем те, что имелись в Наследницкой и в других близлежащих станицах.

Вся станица была взволнована этим событием. Но богатые казаки из-за этого стали презирать Марсакова еще больше. К старым прозвищам прибавилось новое, казавшееся очень обидным: «Мериканцы» (американцы).

В 1919 году, службы  в Наследницкой церкви, почему-то прекратились.Пётр Калистратович Марсаков однажды спросил у священника: что произошло? На что тот ответил, что службы проводить опасно, требуется серьезный ремонт крыши. Мастера из Костромы и Нижнего Новгорода просят 3000 рублей, таких денег нет. Марсаков спросил: «А сколько есть?», и согласился на 300 рублей. «Но нужны будут ещё и помощники», - сказал Пётр Калистратович и взялся за дело с сыном Георгием. Купола были перекрыты.

Это был последний ремонт здания Церкви  до её разрушения в 30-е годы».

Старший сын Марсаков Георгий Петрович, заслуживает особого внимания и является гордостью посёлка. Его имя вы встретите во всех трех изданиях Большой Советской Энциклопедии, во многих энциклопедических словарях и справочниках. Г. П. Марсаков был одним из первых наших земляков, награжденных орденом Ленина.

Инженер Марсаков, выдающийся изобретатель, инженер-новатор, открыл новую главу в истории мировой техники. Он овладел большим объёмом знаний и применял накопленный опыт в каждой сфере деятельности, в которой ему приходилось работать.

Георгий Марсаков дал нашей стране несколько крупных изобретений союзного масштаба.  Он творец жесткого кольцевого конвейера, первого в мире автоматизированного кольцевого хлебозавода и многих других выдающихся изобретений, крупными буквами вписанных в историю советской техники.

Родился Георгий Петрович, 12 апреля 1886 года, в станице Наследницкой Оренбургской губернии.  В церковно-приходской школе он учился в классе у девочек, т. к. казаки не хотели, чтобы их сыновья учились вместе с детьми низшего сословия (мещанскими детьми). Георгий был одним из первых выпускников Алексеевского училища. Семье было тяжело учить детей, но все-таки ему, удалось поступить в Троицкую гимназию, а после ее окончания - в Томский технологический (ныне политехнический) институт, который окончил в 1915 году по двум специальностям: силовые установки и холодильное дело.

Учась в Томском политехническом институте. Однажды он прославился на весь институт тем, что сдал за два месяца двадцать один экзамен. За что получил институтскую стипендию 300 рублей в год. В числе 156 студентов он поехал на три месяца на практику на завод «Навадь» (будущий имени Марти), в город Николаев. Это была первая и последняя практика, которую предложил студентам институт.

Он был единственным из 156 студентов, кому инженер и вице-директор Каменев, предложил остаться на заводе или приехать к нему работать после окончания института.

Когда в декабре, после практики, Марсаков вернулся в институт, чтобы записаться сразу на одиннадцать экзаменов, дипломную работу и дипломный проект, декан от смеха чуть не свалился со стула. Он предложил ему выйти из кабинета.

Предстояла огромная работа. Нужно было сдать турбины, двигатели внутреннего сгорания, гидравлические двигатели, холодильное дело. К маю были сданы последние три экзамена.

Дипломные проекты Марсакова — тридцатисильный дизель и холодильная установка — были продуманы и технически проработаны до конца. Это должны были признать все экзаменаторы. Марсаков получил диплом.

Получив диплом, он поехал к отцу прощаться, перед началом трудовой деятельности. Две недели отец и сын ремонтировали и красили станичную церковь.

Затем молодой инженер Марсаков отправился в г.Николаев искать Каменева. Так начался трудовой путь нашего героя.

Г.П. Марсакова работал в системе пищевого машиностроения внёс революционный вклад в хлебную промышленность. По проекту Г.П. Марсакова в 30 – е годы XX века были построены крупнейшие кольцевые Хлебозаводы-автоматы в Москве, Ленинграде, Ростове-на-Дону, Ярославле и других городах. Это послужило началом развития автоматизированного производства хлебобулочной продукции в нашей стране.

У него был свой склад мысли, своя манера работать. Марсаков рассматривал предприятие как единый механизм, это стало делом его жизни. Весь производственный поток, до мелочей был продуман и организован. Все процессы изготовления хлеба были механизированы от начала до конца и управлялись пультом. Рука человека не касалась ни муки, ни воды, ни хлеба.

Завод прямого непрерывного потока — это самое совершенное предприятие, какое могло возникнуть в тех условиях, хотя очень актуально и в наши дни. Наиболее последовательно этот принцип осуществил Генри Форд.

Новизна проекта состояла в том, что Марсаков бросил рельсы и пустил их замкнутым кругом. Этот небывало дешевый и экономичный конвейер, который, может принять любые грузы и делает излишним все другие виды транспорта. Конвейер необычайно прост. Но в этом его сила, в этом гениальность конструкции. В паровозе десятки тысяч деталей, и все они в движении, все они могут сломаться. В кольцевом конвейере 20 деталей, и все они связаны с укрепленным на земле роликом. Движутся только рельсы, лишенные каких бы то ни было шарнирных сочленений. И, следовательно, это транспорт самый надежный.

Охваченные жестким кольцом этого конвейера, даже склады становятся механизированными. В круглом цехе у кольцевого конвейера машины получают самое компактное расположение в пространстве, упрощаются их конструкции, и если главная задача на данном этапе — механизация производства, то в дальнейшем машины становятся автоматами и срастаются с конвейером,  превращаясь в единую хлебомашину.

Такой же простотой у него был даже проект города будущего.

Хлебозаводы системы Г.П. Марсакова – это кольцевые заводы большой мощности, автоматизированного типа, рассчитанные на выработку массовых сортов подового хлеба.

Внешне завод выглядит, как многоэтажное, почти сплошь застекленное круглое здание - стеклянный каравай. Оригинальное отечественное оборудование располагалось по кругу. Получался так называемый жесткий кольцевой конвейер.

Многие хлебозаводы действуют и в настоящее время, сохраняя предложенную Марсаковым схему, хотя и применяют при этом более совершенное оборудование.

Рассматривая историю хлебного производства в России. Можно сделать вывод, что проект Г.П. Марсакова кардинально изменил хлебную промышленность в России, облегчив труд пекаря, сделав огромный рывок вперёд.

В мире мало ценностей, которые бы, как хлеб, ни на час не теряли своего значения.С древнейших времен выпечка хлеба на Руси считалась делом ответственным и почетным. До 1917 г. хлебопечение в нашей стране представляло одну из наиболее отсталых в техническом отношении отраслей промышленности. Основную массу хлеба выпекали в кустарных пекарнях, где практически все процессы приготовления хлеба осуществлялись вручную, и до 20-х годов 40-60% населения пекли хлеб дома.

Изменения жизненного уклада, наступившие после 1917 года, потребовали и изменений  в производстве и снабжении населения хлебом, Хлеба не хватало голодал Петроград. Следовало как можно быстрее налаживать крупные механизированные хлебные предприятия. Гражданская война не позволяла сделать это в широких масштабах. Принимались меры к тому, чтобы на старых крупных предприятиях механизировать наиболее трудоемкие процессы, в частности просеивание муки, замес и разделку теста, выпечку. Как это сделать? Кто это сделает? Нужны были свои научные, инженерные и строительные кадры. Но в то время строительство хлебозаводов осуществлялось на базе немецкого и американского оборудования, затем, с использованием усовершенствованных зарубежных систем. Руководили строительством немцы (в частности 4-й хлебозавод в Москве. на 3-м хлебозаводе было английское, американское оборудование), никого к стройке они не допускали, все держали в секрете, никаких чертежей ни кому не показывали. Как только завод был построен, немцы собрали всех работников будущего хлебозавода во внутреннем дворе и при них сожгли все чертежи со словами: «Вот вам хлебозавод – работайте». Никто никого ничему не учил – иностранцы просто уехали после этого.

Переход на коллективизацию, связанную с отчуждением у крестьян значительного количества товарного зерна, привел к необходимости строительства крупных элеваторов и хлебозаводов.

Мелкие кустарные пекарни, не удовлетворяющие основным требованиям санитарии и гигиены, естественно, не соответствовали требованиям советского государства ни по их мощности, ни по условиям труда в них

В 1922 году в Москве и Петрограде создаются первые заводские лаборатории по научному исследованию технологических процессов выпечки хлеба, способов их механизации. Со второй половины 1920-х годов началось возведение советских типов хлебозаводов. В1924 - 1925 гг. началось строительство хлебозаводов и создание собственной машиностроительной базы.

Наряду со строительством механизированных хлебозаводов, встал вопрос о необходимости перехода от устарелого типа механизированного хлебозавода к типу хлебозавода-автомата с поточной организацией производства

Были построены первые в СССР хлебозаводы-автоматы и освоено производство оборудования хлебозаводов-автоматов с конвейерными люлечными печами. Кроме того, советским инженером Г.П. Марсаковым был предложен совершенно новый тип хлебозавода-автомата, не имеющий себе подобного в других странах, работающего на основе принципа жесткого кольцевого конвейера с фрикционным приводом. Первый опытный завод этой системы был построен в Москве в 1929 г., а в последующие годы в Москве и Ленинграде было построено еще семь хлебозаводов этого типа, мощностью более 250 т каждый.

Одним из первых  хлебозаводов–автоматов в 1932 году в Москве был спроектирован и сдан в эксплуатацию новый хлебозавод №7 – Хлебозавод–автомат Кировского района. на базе кольцевых конвейеров, где наилучшим образом удавалось совместить транспортные, технологические задачи и вопросы качества готовой продукции. 14 марта 1933 года из заводской печи вышла первая буханка ароматного пшеничного хлеба. Мощность хлебозавода составляла 180 тонн в сутки. Основной продукцией был хлеб из муки 1–го и 2–го сорта развесом 2–2.5 кг (Это шесть нынешних булок хлеба). На открытии хлебозавода присутствовали Максим Горький и Серго Орджоникидзе.

«Этотзавод, - писал МаксимГорький, — самое изумительное из всего того, что я видел в Ленинграде. Ничто иное не говорит так красноречиво о революции быта. И если сейчас труд всё ещё тяжёл, то пример хлебозавода показывает нам, каким лёгким он должен быть».

Строительство хлебозаводов достигло пика в 1931-1932 гг. и довольно успешно шло в 1933-1934 годы. К 1933 году по уровню механизации хлебопекарного производства Москва заняла первое место среди городов мира. Этому в значительной мере способствовало введение в строй хлебозаводов, построенных по совершенно уникальному проекту инженера Георгия Петровича Марсакова.

К январю 1936 года только в Москве работало уже 16 хлебозаводов с суточной мощностью свыше 8 тысяч тонн. А выпускали на этих заводах далеко не только обычные батоны и «кирпичи», но и так называемую «берлинскую сдобу» которая была самым качественным хлебным продуктом в России еще с конца XIX века. Советская хлебная промышленность славилась выпечкой «хлебной мелочи» - такой как: французская булка, двойные рожки, булочки, английские булочки, замки, косы различные плетёнки и прочее, это было, пожалуй, самым вкусным и самым желанным ассортиментом булочных в те годы.

В первой половине 1930-х годов к производственным процессам стали предъявляться новые требования: по охране труда, организации рабочих мест, санитарии и создании везде, где возможно, массового, поточного производства, заводы-автоматы системы инженера Г. П. Марсакова полностью соответствовали всем требованиям.

Главный четырехэтажный объем хлебозавода, возведенного по системе инженера Г.П. Марсакова, имел круглую форму с двумя пристройками – для котельной и для вспомогательных – раздевалок, душа, медпункта, административного персонала и т.д.

Новые заводы строились в ускоренном темпе и к 1936 году они окончательно вытеснили частные хлебопекарни. Хлебозаводы-автоматы системы инженера Г. П. Марсакова были построены в Москве, Ленинграде, Ростове-на-Дону, Ярославле и других городах.

Дальнейшему совершенствованию и развитию хлебопекарного производства в России помешала война, навязанная фашисткой Германией.

В настоящее время хлебопекарное производство является одной из крупнейших отраслей пищевой промышленности. Ежедневно выпускается около 100 тыс. т хлеба. Существенно изменился ассортимент хлеба. Увеличился спрос на хлебобулочные изделия.

 

Сегодня приняты на охрану, как памятники промышленной архитектуры ХХ века, два хлебозавода системы Марсакова в Санкт-Петербурге. Построенные в 1933-1934 годах на углу Б. Зелениной и Барочной улиц на Петроградской стороне и на окраинной Кушелевке.

В Петербурге завод, построенный в начале 1930‑х, также успешно работает по сей день.

Хлеб на нашем столе появляется, благодаря тяжёлому труду многих профессий. Проект инженера-новатора Г.П. Марсакова  кардинально изменил хлебную промышленность в России, облегчив труд пекаря, сделав огромный рывок вперёд.

Георгий Петрович, в 20-е - 30-е годы, осуществил ряд своих блестящих проектов, позволивших нашей стране наладить, необходимый в те годы выпуск оборудования, которое по своему техническому уровню превосходило лучшие зарубежные образцы.

Немецкие хлебопёки говорили, что знай, они в своё время про систему Марсакова, европейское хлебопечение развивалось бы совсем иначе.

Георгий Петрович Марсаков - гениальный человек с нелёгкой судьбой. Своим трудом и упорством внёс неоценимый вклад в развитие хлебной промышленности страны. Он пробился из народных низов — сын и ученик деревенского маляра из уральской глубинки - сумел, живя впроголодь, окончить технологический институт по двум специальностям и стать выдающимся инженером.   

 Марсаков Евгений Петрович родился 1 октября 1888г., ст.Наследницкая, Челябинской области, в семье крестьян.

В 1909г. окончил гимназию в г.Троицке. В 1914г. окончил медицинский факультет Томского Государственного института и был призван в ряды действующей армии. Принимал участие  в первой империалистической войне. В 1919-1920г.г. работал участковым врачом в Киргизии. С 1921г. по 1924г. служил военным врачом в рядах Красной Армии. В 1924г. демобилизовался и  прибыл в г.Царицын и устроился в губернской страховой кассе доверенным врачом, а с февраля 1925г. был назначен заведующим районным здравотделом рабочего поселка металлургических заводов («Красный Октябрь» и «Баррикады»). В октябре 1925г. был командирован в Москву на  специализацию по физиотерапии в ГИФ на 6 месяцев. По возвращении в Сталинград переведен на должность ординатора в институт физиотерапии им. Семашко. С 1929г. по 1941г. - заместитель директора института. В 1932г. вторично был командирован на курсы повышения квалификации в ГИФ в Москве, после чего по совместительству работал физиотерапевтом, заведующим электролечебным отделением диспансера областного партактива при ФТИ.  В 1938-1940г.г. преподавал курс физиотерапии в Сталинградском медицинском институте.   В 1941г. был назначен главным врачом областной клинической физиотерапевтической лечебницы (ранее ФТИ им. Семашко) и директором диспансера областного партактива, таковым оставался до 11 сентября 1942г. Со дня объявления ВОВ был назначен консультантом по физиотерапии эвакогоспиталей Сталинградской области. В годы эвакуации занимал ряд руководящих должностей в Казахстане. В 1944г. по приказу НКЗ СССР переведен в Сталинград и назначен начальником МСЧ Сталинградского тракторного завода. Проработал в этой должности до 1950г. С 1951г. по 1961г. – зав. физиотерапевтическим отделением объединенной больницы     № 6, одновременно главный физиотерапевт города и области. В 1961г. переведен на работу в областную клиническую больницу № 3 заведующим радоновой лаборатории ФТО. Награжден медалями: «За оборону Сталинграда»,  «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г.». Отличник здравоохранения. Умер в 1969г.

(Сведения из архива Волгоградского музея медицины)

       Наслединцы гордятся своими земляками! О семье Марсаковых и их вкладе  в историю нашего посёлка и всей страны, можно говорить, как об уникальном явлении, хотя с другой стороны – эти люди просто жили и совершали такие поступки, которые им подсказывало их сердце и воспитание, заложенное родителями.

Нелёгкая доля выпала на долю семьи Марсаковых, но они боролись, не сломались, а укреплялись, искали и находили выход. Георгий Петрович и Евгений Петрович прожили достойную жизнь, создавая славу своей страны. Наследницкая земля взрастила и дала им жизненную закалку,  и это ещё один повод для гордости и подражания  землякам-станичникам.

Марсаковы внёсли неоценимый вклад в развитие нашей страны. Достижение детей – это достижение и родителей. Пётр Калистратович научил детей мыслить глобально и жить созидая.

В тяжёлые годы для страны раскрылись удивительные таланты наших односельчан. Познавшие тяготы сельской жизни, они оба посвятили себя любимому делу. Георгий Петрович создал проект совершенно уникального хлебозавода, Евгений Петрович отличился в области медицины.

Наслединцы должны гордиться своими земляками.


Карта сайта
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.